?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous Next Next
Бюджетные сосальщики - svd888
svd888
svd888
Бюджетные сосальщики
900 млн. руб. - это хорошая сумма! Для бюджета департамента образования, конечно, ничтожная, доли процента, но ведь если эти деньги поделить, хотя бы часть, на нескольких человек, то это более чем заманчиво! И вот родители детей на семейном образовании (многодетные, у кого есть дети-инвалиды, которые не могут ходить в обычную школу, а коррекционной поблизости нет, и все остальные) стали жертвами истории "ты виноват уж тем, что хочется мне кушать", когда департамент принял решение не исполнять городской закон №25 под предлогом-де он противоречит новому федеральному закону об образовании и оставить эти самые 900 млн. руб. себе. "Неожиданно" позицию департамента поддержали все остальные инстанции, включая прокуратуру, не заметив в ней ничего противозаконного. А родители обращались и в обрнадзор, и в  минобр, и в Госдуму и много еще куда. Писали всем, все переслали родительские запросы в департамент, ну, а уж он-то знает, что послать в ответ.

Таким образом, у нас, родителей, есть три пути:

- судиться и по суду получать свои компенсации (если в прошлом учебном году был заключен договор, то шансы получить деньги высоки, могут выплатить даже без суда! Пишите в личных сообщениях, кому нужна помощь в этом деле. Если договора нет, то сложнее, но оно стоит того – см. ниже)
- судиться и не получать компенсации, но наработать материал для обращения в конституционный суд, который, если сочтет, что это антиконституционно, поскольку на родителей повесили обязанность обучать детей в соответствии с ФГОС, при этом не наделив их никакими финансовыми ресурсами для выполнения этой задачи, что противоречит нормальной логике: либо нужно снять с родителей обязанность учить детей по ФГОС, тогда они учат детей так, как считают нужным, и на то, что у них есть; либо к этому обязательству должны прилагаться финансовые ресурсы, которые государство выделяет государственным и частным школам, выполняющим для общества ту же самую задачу - обучение детей в соответствии с государственными образовательными стандартами.
- добиваться принятия поправок к федеральному закону об образовании, который поставит финансирование семейного образования в один ряд с государственными и частными школами, прекратив тем самым дискриминацию детей на семейном обучении по сравнению с остальными.

Итак, я присутствовала на судебном процессе Маргариты Макаревич, которая возглавляет общественную организацию "Семейное образование", мамы 8 детей. У нее несколько детей прикреплены к школе, где ей выплачивают компенсации за семейное образование, а один прикреплен к коррекционной школе №957, которая компенсации не выплачивает. Вот этой школе и был предъявлен иск.

Чтобы не рисковать большими суммами пошлин (а у нас по закону величина госпошлины зависит от суммы материальных притязаний), было принято решение запросить компенсацию ЗА ПИТАНИЕ (а не саму компенсацию за обучение) за несколько месяцев и обратиться в мировой суд, который рассматривает дела с суммой исков до 50 тыс. руб.

Департамент образования г.Москвы под руководством И. Калины поступил очень грамотно: все его указания не выплачивать деньги людям были даны директорам устно, не было выпущено ни одного документа, который бы говорил о том, что деньги не платить. Если бы такой документ был, можно было бы подавать в суд на сам департамент и оспаривать его решения, которые расходятся с имеющимся в г. Москве законом №25, который предписывает выплачивать родителям детей на семейном образовании компенсации. Но Калина знает, как грамотно отнимать деньги! Таким образом, судиться с самим департаментом бессмысленно - в суд надо обращаться на того, кто принял противоправное решение и чью вину можно доказать каким-либо образом, предъявив эти доказательства суду. Да, департамент подставил директоров школ. Но им не привыкать, они люди подневольные: если не хочешь лишиться работы, надо выполнять указания начальства. Тем более, как я поняла в ходе судебного процесса, там коррупция носит круговой характер: директора немного завышают количество часов, которые проучились дети в школе, а директора закрывают глаза на то, что должны выполнять приказы департамента, даже если они противозаконны (в конце концов, департамент им поможет и юридическими консультациями и представителями, которые будут в суде пороть судьям всякую чушь, не неся при этом никакой ответственности - они ведь просто представители, а не должностные лица департамента).

Итак, по порядку. Судья сразу на досудебное заседание пригласила представителя департамента, а в ходе разбирательства сделала департамент соответчиком школы. Это хорошо и правильно, потому что директор реально лишь передаточное звено в цепи финансовых выплат, которые выделяются из бюджета города департаменту, а тот распределяет их по школам, а школы уже переводят деньги родителям (ну, раньше переводили, а сейчас оставляют в департаменте). Дальше все стороны предъявляют доказательства своей правоты.

Маргарита обратилась в Федеральный Центр Образовательного Законодательства, в задачи которого входит разъяснение и толкование законодательства в сфере образования. Вкратце ответ Центра был таков: новый закон об образовании ничего не поменял в положении семейного образования, его финансирования и т.д., то есть все те нормы закона и выплаты, какие были до принятия нового федерального закона об образовании, остались прежними. С полным ответом можно ознакомиться здесь:
Ответ ФГБУ ФЦОЗ-1.jpgОтвет ФГБУ ФЦОЗ-2.jpg

Какие аргументы были у стороны ответчика (школы и департамента)?
У директора аргументы железные: ученики на семейном обучении по новому закону об образовании вне контингента школы, а школа получает деньги на контингент (и плевать, что в законах, что федеральном, что региональном, вообще нет никакой привязки денег к понятию «контингент»). «Умная» директриса в качестве доказательства своей правоты приносит документ – распечатку из автоматизированной информационной системы, где прямо так и написано «контингент школы» и там в группе учеников «семейное образование» числится сын Маргариты! Она упирает на то, что ребенок не числится в классе, поэтому ему никакие социальные выплаты, каковыми являются компенсации за питание, не положены. То есть всем остальным, кто не ходят в школу, но им положено питание в школе, получают эту форму социальной помощи деньгами (помните, была монетизация льгот? вот это она самая!), а вот дети на семейном образовании эти выплаты не получают, потому что их в класс не определили.

Всем привет из детского сада! Это уровень аргументации ребенка, едва научившегося говорить, но в суде смеяться нельзя, поэтому все с умным и серьезным видом одни несут, а другие слушают эту чушь. Интересный момент: директор школы сказала на суде, что звонила директору той школы, где учатся остальные дети Маргариты, чтобы выяснить, как у той получается выплачивать компенсации, то есть сама на суде подтвердила, что это возможно и происходит.

Кстати, про директрису. Когда Маргарита сказала, что при анализе тех документов, которые она получила от школы по запросу суда, чтобы рассчитать причитающуюся ее сыну выплату, она обнаружила, что данные по количеству учебного времени завышены. Директриса в этот момент так начала тяжело дышать и фыркать, что нам, присутствующим в зале, было очевидно – ее схватили за руку. Ну, а как еще покупается лояльность верных вассалов? Предоставлением им возможности немного покормиться, пощипав бюджетный пирог.

Вот заявление директрисы суду, а также выписки из автоматизированной информационной системы, в которой департамент получает сведения о количестве учеников в школах:


Заявление директора № 29.jpgРаспечатка-страницы-АИС-с-контингентом-R.jpg
Выгруженная-страница-из-АИС-R.jpg

Из этих документов видно, что детей на семейном образовании лишили социальных льгот, коими являются компенсации за питание, потому что департамент приказал директорам формировать ежемесячные списки учеников, которые получают компенсации за питание, самовольно ограничив действие закона, который привязывает выплату этой социальной помощи к понятиям "многодетные", "малоимущие", "дети с ограниченными возможностями" и т.д., но никак не по признаку, зачислил ли департамент ребенка в класс или нет. Кроме того, финансовая дисциплина - это вообще не добродетель департамента: школа должна выплачивать субсидии на питание ежемесячно (с сентября по декабрь в случае, который мы рассматриваем), но выплатила лишь в декабре, поскольку департамент перевел ей эти средства только в декабре. И мы можем лишь догадываться, кем и как в течение учебного полугодия использовались эти деньги, которые должы были получить люди (те, кому щедрый департамент не смог отказать в их выплате).

Представителю департамента на суде пришлось заглаживать ляпы директрисы, заявив, что даже если какая-то школа деньги платит, то это противозаконно, поэтому при проверке этот директор подвергнется наказанию, кроме того, департамент вообще не получает из бюджета денег на детей на семейном обучении, поэтому и не может их ни распределять, ни выплачивать. Судья тогда запросила справку у департамента, что он не получает из бюджета денег на выплаты семейникам. А вот тут-то и засада: департамент не может предоставить такую справку, потому что закон есть, он действует. Так что если департамент дает справку, что он не получает из бюджета денег на эти расходы, он тем самым открыто заявляет, что не исполняет действующий московский закон, и нужно начинать разбираться уже с департаментом. А если справки не дает, то тем самым косвенным образом подтверждает правоту родителей, требующих выплат (именно так и был выигран суд в Бабушкинском районном суде – департамент не принес справку о том, что не получает денег от города на семейное образование, и, тем самым, правота родителей была доказана).

И вот дошло дело до запроса этой справки. Идет судебное заседание, в ходе которого представитель департамента должен был предъявить эту самую справку. Он ее не предъявляет. Судья уже начинает считать дни, за которые необходимо назначить выплаты... И тут представитель департамента достает "справку"! В единственном экземпляре! (что моветон, все документы распечатываются и вручаются всем сторонам, а один судье, таков этикет) Судья удивлена: "Вы эту справку хотите приобщить к делу на стадии последних реплик?" "Да", - робко говорит представитель департамента. Понятно, почему она эту справку не достала сразу, а, достав, не стала никому, кроме судьи, показывать - потому что это вообще не документ, это в чистом виде липа и надувательство. Но она у нее была в единственном экземпляре и явно на тот случай, чтобы достать, если запахнет "жареным". И вот запахло. Судья читает эту справку и выносит решение: в удовлетворении иска отказать! То есть отказать в выплате денежной компенсации за питание многодетной матери за ребенка с ограниченными возможностями здоровья!


Выкладываю эту справку, чтобы показать уровень вранья, степень цинизма и наглости, с которой действует департамент, отстаивая свое право не делать людям социальные выплаты. Получается, что для нашего суда справка БЕЗ ПЕЧАТИ, подписанная представителем департамента, действующим по доверенности (то есть не являющимся должностным лицом департамента) имеет гораздо большее значение, чем все законы и аргументы экспертов. Вот эта справка и доверенность того, кто ее "состряпал":

SAM_1442.JPGSAM_1443.JPG

Так что теперь предстоит подача апелляции в районный суд, тот самый, Бабушкинский, который уже вынес одно положительное решение в подобном же случае. Естественно, надо будет указывать, что эта справка не имеет никакой юридической силы, да, она отпечатана на бланке департамента образования г. Москвы, но на ней нет даже печати департамента! И написана она не должностным лицом департамента (то есть тем, которое может выступать от его лица и отвечать потом за свои слова), а за подписью представителя департамента, действующего по доверенности. Это значит, что он может пороть любую чушь, а департамент лишь руки умоет и скажет "ой, ну, выписали доверенность какому-то дурачку, надо же, такие глупости наговорил! лишим его доверенности".

Нам бы хотелось думать, что департамент образования, входящий в социальный блок правительства Москвы, преследует цель делать доброе для нас и наших детей. Какая наивность! Ничего личного, только бизнес! – вот реальный принцип, которым руководствуется Калина. Откуда такие смелые заявления? По опыту наблюдения за этим делом. Если бы департамент был уверен полностью в собственной правоте, то не было бы выплат вообще. А их получают все, кто имели договор со школой и начали бороться, даже без суда. Ну, а те, кто пошли в суд, и представителям департамента стало ясно, что суд может вынести решение обязать департамент выплачивать деньги, им выплатили уже в ходе судебных разбирательств (единственный упущенный случай - это то самое положительное решение Бабушкинского районного суда, но представители департамента там использовали все грязные технологии, какие только существуют). Тем самым, департамент финансов, который контролирует, чтобы все деньги, которые он выделяет, доходили до получателей, так и остался не в курсе, что деньги-то не доходят! Ведь если он узнает, либо с ним надо делиться, чтобы он занял "правильную" позицию в отношении этих денег, либо честно выплачивать.


Обидно то, что сейчас такое время, когда нет смысла проводить какие-либо уличные акции, пытаясь привлечь внимание властей и СМИ к этой проблеме: всех недовольных сразу записывают в оппозиционеры и враги родины. И такие вот калины под прикрытием Собянина тырят все, что только возможно, и под прикрытием красивых слов о том, что они что-то созидают и реформируют, реально занимаются главным – сосанием бюджета.

Что нам, родителям, делать в этой ситуации? Все, кто чувствуют в себе силы, обращаться в суд. Общественное движение
«Семейное образование» имеет возможность помочь с составлением необходимых исков и ходатайств. Таким образом, у нас есть какой-то шанс получить наши деньги, но даже если решение отрицательное, то мы нарабатываем материал для конституционного суда. Конституционный суд имеет право выступать с законодательной инициативой, если сталкивается с ситуацией нарушения прав граждан в судах и неправильным толкованием судьями норм законов. Уповаем на то, что в конституционном суде у специалистов хватит силы ума понять, что родители в это трудное для страны время не требуют увеличить расходы бюджета, они требуют, чтобы деньги, которые и так рассчитываются подушевым образом во всех регионах, доходили до реальных получателей, детей, которые учатся, а не оседали неизвестно где, создавая возможности для казнокрадства.

Tags:

Leave a comment